"Мне только спросить..."

О пациентах. О поликлинике. О медицине.
2 октября - международный день врача. Поэтому мы решили узнать о том, почему они выбрали именно эту профессию, какие сложности она в себе таит и чем живет медицина сегодня.

Смирнова Нина Михайловна, врач-терапевт

Главные качества врача – профессионализм, забота о человеке, внимательность
Кто-то в детстве мечтал стать космонавтом, а я мечтала стать врачом. Почему? В нашем селе жила одна женщина, она была фельдшером, и я часто наблюдала за ней, смотрела, как она работает. Я знала её не только как доктора, но и очень отзывчивого и хорошего человека. Не знаю почему, но именно это на меня так сильно повлияло, что я не представляла себя ни в какой другой роли, кроме врача. Хотя нет, было время, когда я хотела стать учительницей начальных классов. Но не стала: любовь к медицине перевесила всё остальное.

Училась я сначала в Чебоксарском государственном университете. Занесло меня в Ставрополь по вине военного мужа. Его распределили сюда, а я, конечно же, за ним.

Учиться было сложно. Хоть и говорят, что после третьего курса легче – нет, такого в мединститутах не бывает. Третий, четвёртый, пятый курсы – учиться надо везде и всегда. И это правильно. Многие говорят, что сейчас образование не то, мол, молодые медики выходят без знаний. Я же считаю, что это ложный стереотип. Сколько к нам приходило молодых специалистов, и я не видела непрофессионалов своего дела. Учёба в медакадемии длится не один и не два года, а шесть лет. Те, кому это не нравится, чаще всего не выдерживают и уходят. Так что, я не согласна с мнением, что сегодня студентов учат хуже.

Первое моё место работы – ставропольская станция скорой помощи. Хотела посмотреть разные патологии, случаи. А на скорой помощи ты увидишь всё, что можно: и терапию, и хирургию, и неврологию, и неотложные состояния. Этот опыт мне потом очень пригодился на следующем месте работы – в селе. Ведь потом я устроилась в Надеждинскую участковую больницу, где задержалась на 30 лет. Было очень сложно! Работа в селе – это ненормированный рабочий день, недостаток кадров, одно медучреждение на село, куда не все жители успевают добежать. Поэтому приходилось держать неотложку дома: и пешком, на машине, – неважно как – добираться до больного в любое время суток. Практически каждый день тебе могут постучать в дверь и обратиться за помощью. А ты что? Ты – врач, который бежит к своему пациенту и днём, и ночью. Если в скорой ты хотя бы знаешь, что с человеком случилось, ты морально готовишься к встрече с пациентом, представляешь, что можно сделать, как оказать помощь, с чего начать. Пока ты едешь на скорой – у тебя есть время собраться мыслями, а вот в селе таких "поблажек" нет.

А ты что? Ты – врач, который бежит к своему пациенту и днём, и ночью.
Сейчас, конечно, в сельских больницах условия лучше. Хотя бы есть круглосуточная скорая помощь, а не как раньше: с шести вечера до восьми утра. Это создавало дополнительные трудности. Ведь врачи быстро не приедут, а если человек отказался от госпитализации, то за него всё равно сильно волнуешься. Ночью не спишь и думаешь: а как себя чувствует Иван Иванович? А вызвал ли он потом скорую помощь? А что будет завтра? Нервов потратила я много, скрывать не буду.

Звегинцева Людмила Сергеевна, врач-терапевт

Главное качества врача - нужно быть не только профессионалом, но и не утрачивать чисто человеческие качества
Пошла я в медицину под влиянием своей подруги, которая мечтала стать врачом с детства. Обе "провалили" экзамен. Тяжёлый удар был для меня. Я, золотая медалистка, и не прошла! Но отступать от цели не захотела: раз мед – значит, мед. И на следующий год всё-таки поступила в Ставропольскую медакадемию на лечебный факультет. Подруга второй раз поступать не стала и пошла учиться на экономиста. Вот таким странным образом я и стала врачом. Я ведь никогда не думала об этом, не мечтала с детства. Хотела стать судьей или, быть может, переводчиком. Но не сложилось и, может быть, это хорошо.

В 1963 году по распределению попала в больницу Татарской станции на должность производственного врача. Это был небольшой городок в 200 километрах от Томска.

Мне, как новичку, давали всегда субботние-воскресные дежурства, когда все кругом пьют, а ты один справляйся, как хочешь. Я следила за всеми отделениями: гинекологией, хирургией, терапией. Чего я только не видела: и черепно-мозговые травмы, и инфаркты. Это был настоящий курс молодого бойца.

Потом по приглашению я переехала в Геленджик и 37 лет проработала в курортной системе. Сначала пришла в единственный в мире санаторий для глухих "Дружба", которого сейчас уже нет. "Спасибо" перестройке – всё снесла. Устроилась я туда не просто так. У моей сестры родился глухой сын, и я подумала, что неплохо было бы работать здесь. Ведь неизвестно, как потом может сложиться жизнь. И он, Сережа, часто приезжал ко мне, был в санатории "своим".

Да и в санатории легче работать. Всё-таки сюда не везли смертельно больных, а напротив – обследованных пациентов. Но мы всё равно установили очень много невыявленных диагнозов. Что-что, а в диагностике я смыслю. Плюс – здесь у нас было много времени для осмотра больного. Не просто взглянуть на него и выпроводить за дверь, а поговорить с ним. Многие глухие делились с нами не только жалобами на здоровье, но и жалобами на жизнь, своими секретами. А когда их выслушаешь – им становится морально легче. Многие из наших пациентов приезжали каждый год, а мы их встречали как родных. Глухие, кстати, были гораздо отзывчивее и добрее, чем другие пациенты. Может, поэтому мы так к ним привязывались.

Главный пациент - мама Людмилы Сергеевны
И все равно, самым главным пациентом моей жизни стала мама, которая прожила 17 лет с установленным диагнозом "рак прямой кишки". И хотя было проведено много операций, была и лучевая терапия, до конца излечить рак не удалось. Однако, каким-то чудесным образом прожила 17 лет. Я - терапевт, не онколог. И я до сих пор не знаю, что её все-таки спасло. Мы от отчаяния хватались за всевозможные средства: перепробовали и водку с маслом по Шевченко, и отвар из мухоморов, и настойку золотого уса, и сабельник, и перекись водорода – просто всё. Я не знаю, что именно её спасало. Умерла она в возрасте 92 лет.

Были и другие пациенты, после которых я так переживала, что только рыдала и не могла есть месяцами. Нельзя так беспокоиться, но это что-то выше меня, я не могу отмахнуться от этого чувства. Поэтому я бы не хотела, чтобы внуки шли в медицину.

Да и сама медицина сейчас никакая, чтобы туда идти. Теперь вместо пациентов – "клиенты", а система здравоохранения стала "системой обслуживания". Всё настолько связано с деньгами, что лечиться просто так нельзя. Вот раньше было по-другому, нам даже запад завидовал. А сейчас что? Ни-че-го. Я разочаровалась в этом.

Евгений Павленко, нарколог, психиатр

Главные качества врача - честность к себе и пациентам, альтруизм, человечность
Где-то в восьмом классе я начал задумываться: "А что же делать дальше? Куда идти после школы?". Передо мной было два варианта: либо стать военным, либо врачом. Первый вариант быстро отмели мои родители. Военный папа был, мягко говоря, против военного сына. И тогда я решил поступить в ставропольскую медакадемию.

До последнего курса я не знал, куда идти. Учился и учился, что-то нравилось, что-то нет. Предпочтений по специальности у меня не было. И когда у нас начали спрашивать, кто на какую специальность хочет, я спросил: "А есть ли какие-нибудь бесплатные специальности вообще?". Оказалось, есть. И это была психиатрия. Вот так я и стал психиатром. И знаете что? Я ни разу не пожалел о своем выборе.

Моё первое место работы - Ставропольская психиатрическая больница. Когда я пришел туда после университета, я совершенно не знал, что делать. Мне казалось, что я ничего не знаю и не умею. Вроде и в интернатуре год отработал, но когда приходишь в больницу и начинаешь сам принимать решения и отвечать за них "головой", всё усложняется. Мне попался заведующий, который научил меня всему за два месяца.

Интересно, что проработав три месяца в больнице, я, прогуливаясь по Карла Маркса, встретил троих своих пациентов. Они ничем не отличались от других людей. Только вот одно отличие – другие пациенты могут поздороваться со своими докторами, а с психиатром здороваться не хочет никто.

В одно время у меня возникли финансовые трудности, и я решил вступить в федеральную программу "Земский доктор". Для тех, кто не знает, это программа, по которой врачу дают определённую сумму денег, которую он может потратить, как захочет. Одно условие: проработать пять лет сельским врачом. Я попал в село Левокумское и отработал там уже три года. Осталось ещё два. Деньги, полученные по программе, мы вложили в покупку квартиры в Ставрополе. Так что планирую потом перебраться с семьёй сюда.

Здесь у нас больше родственников и знакомых. Работа-работой, а семья важнее. Я домой не таскаю документы, как многие врачи. Да и ночных дежурств у меня нет. Я, наверное, даже выбрал специально работу психиатра и нарколога, чтоб дежурств не было.

Врачи думают о том, оплатит ли их работу страховая или нет. А это неправильно.
Дежурств нет, но есть нормативы. Экономисты рассчитывают, сколько пациентов ты должен принять в день. Но иногда получается, что за смену к тебе придут три человека, а завтра в дверь постучатся уже 30 пациентов. И что тут делать? Поэтому по-разному действую. Если проблему явно видно, то десятиминутного разговора уже хватит. А если человека сложно разговорить, и ты вытягиваешь у него информацию, то тут десяти минут не хватит. Иногда приходят люди, которым надо просто выговориться. Тогда и сорок минут на пациента уйти может. Поэтому стандарты стандартами, но строго придерживаться их не получается.

А вообще, современная система здравоохранения просто разваливается. Иногда хочется взять и бросить медицину по одной простой причине – деньги. С тех пор, как ввели фонды обязательного медицинского страхования, сделали обязательные страховки, медицина начала потихоньку умирать.

В системе ОМС всё четко прописано: там талончики, определённое количество пациентов, которым надо поставить правильный диагноз. И врач теперь, прежде чем правильно поставить диагноз, думает: "А оплатит ли мне это потом страховая или нет?". То есть мысли "помог/не помог, правильно/неправильно" уже не возникают. Раньше пришёл человек - назначаешь ему лечение по стандарту. А потом вдруг залезешь в литературу, в интернет и поймёшь, что лучше бы ещё сдать такие анализы, добавить такое лекарство. То есть, ты совершенствуешься, ты стремишься к лучшему результату.

Сейчас врачи так не думают. Если в поликлинике вы попадёте к терапевту, то основное, что он сделает – назначит лечение по стандарту и будет думать, как же ему правильно написать в карточке, чтобы ему этот случай оплатили. А это неправильно.

Made on
Tilda